Сжигать все подряд – безумие!!!

«…аварийные ситуации уже закладываются в проект.
Но при этом возможная оценка их воздействия полностью игнорируется проектом»
С наступлением XXI века колесо истории вертится все быстрее. Вещи, вчера казавшиеся невозможными, сегодня становятся реальностью. Меняется идеология, меняются даже границы государств. Но в голове российского природоохранного чиновника царит удивительная для нашей стремительной эпохи стабильность.
Все назревшие экологические проблемы он склонен решать старым удобным способом – заказать где-нибудь подальше оборудование подороже.
Так, например, городскими властями всерьез рассматривается проект строительства на полигоне «Красный Бор» завода по термическому обезвреживанию отходов – 40 000 тонн промышленных токсичных по технологии Poyry Switzeland и 500 тонн в год медицинских отходов – ATI Environment.
Строительство такого завода обойдется налогоплательщикам в 3 млрд. руб., на один только проект, перечисление ошибок которого занимает не один лист (ниже мы приведем некоторые из них) затрачено уже около 50 миллионов.
Ни программа импортозамещения, жестко проводимая правительством РФ, ни даже соображения здравого смысла — зачем в сегодняшних политических и экономических условиях опять ставить себя в зависимость от западных технологий и оборудования, никак не всколыхнут сознание чиновника.
Никак не волнует его и тот факт, что у компании ATI даже нет положительного заключения Государственной экологической экспертизы. Чиновник даже не подозревает, что в России к настоящему моменту существует не одна компания, серийно производящая как высокотехнологичные, так и бюджетные инсинераторы, укомплектованные не только компонентами российского производства, но и имеющая полный пакет разрешительных документов.
А качество российского оборудования, ехидно спросит проснувшийся чиновник? А качество – превосходное. По крайней мере, так считает Представитель ЮНИДО, Филиппе Шолтес, управляющий директор ООН по промышленному развитию (цитата с открытия на Ярославском филиале РЖД Комплекса по обезвреживанию отходов КТО-500)
«Результаты российских железных дорог в части утилизации стойких органических загрязнений очень впечатляющие. Это должно послужить примером для других компаний, а также для других стран. Этот опыт нужно обязательно распространять».
Но одно дело иностранный специалист, а другое – россиянин, традиционно готовый хлопать глазами на все иностранное. Проще не распространять или повторять опыт, а просто жечь 40 000 тонн в год токсичных, в том числе жидких галогенсодержащих отходов в барабанных печах, строго говоря, для этого не предназначенных. По крайней мере, раздел проекта ОВОС (о воздействии на окружающую среду), предоставленный для всеобщего обозрения, не предполагает никаких других вариантов. Хотя при сжигании, например, аккумуляторных кислот образуется столько ядов, что ни одна из стандартных систем газоочистки не сможет с ними справиться – либо такая система будет золотой. Золотой, очевидно, должна стать и сама печь – максимальный срок жизни футеровки при сжигании агрессивных сред, по оценкам специалистов – год-полтора. Для технологического сжигания жидких токсичных отходов давно уже внедрены в производство циклонные печи, которые предназначены для утилизации именно жидких отходов широкого спектра, в том числе токсичных и агрессивных.
Полигон «Красный Бор» – наболевшая проблема, и решить ее одной, пусть самой волшебной иностранной палочкой, не удастся. Как известно, не считая плазменной экзотики, для которой придется ставить дополнительную электростанцию по соседству, способов термического обезвреживания распространено 2 – инсинерация и пиролиз. Различаются эти способы, главным образом, по количеству кислорода, допускаемому в процесс. Инсинерация – прямое двухступенчатое сжигание с избытком кислорода (собственно сжигание и дожигание отходящих газов, обязательно проходящих потом мощную систему газоочистки, так как в процессе образуется значительное количество загрязнителей).
Пиролиз более относится к возможности получить вторичный ресурс из, например, углеводородосодержащих отходов (пластики, резина и пр.), кислород в процесс не допускается. Преимущество – относительная чистота самого процесса в силу его изолированности от окружающей среды и возможность получения вторичного продукта. Недостатки – ограниченный спектр отходов, поддающихся пиролитической утилизации с каким-либо экономическим эффектом.
Окислительный пиролиз, когда кислород допускается, но в ограниченных количествах – очень тонкий процесс, пока что по большому счету не поддавшийся ни мировым, ни отечественным производителям, судя по большому количеству негативных отзывов (то есть, не тех, которые можно найти на сайте компании производителя, а тех, которыми делятся действительные специалисты – эксплуатационщики между собой на отраслевых выставках и конференциях).
Применяя все три (а лучше два, без последнего) метода с предварительной концентрацией жидких отходов можно добиться комплексного решения проблемы Красного Бора, и все средства для этого есть внутри страны.
Обращаясь к иностранным компаниям, даже имеющим российские представительства, госорганы Российской Федерации неизбежно пополняют бюджеты других стран, что в наше время даже немного смешно. При обращении к российскому производителю все деньги остаются в стране, а в случае полигона «Красный Бор» — и в регионе, обеспечивается контроль всех финансовых потоков, производственного цикла и, как уже говорилось, выполняется важнейшая на сегодня программа правительства РФ – программа импортозамещения. Помимо, всех заявленных преимуществ, российский производитель также может оказывать консультационные услуги по вопросам надлежащей эксплуатации.
Видимо, спящие чиновники так и не оглянулись вокруг. После набитых до отказа свободой 90-х, когда технические специалисты ушли торговать носками, либо покинули страну, в России давно уже народились и качественные производители, во многом восстановилась и техническая база инженеров-проектировщиков, которые, в случае проекта Poyry как раз оставляют желать лучшего. Достаточно привести только некоторые их ошибки, список которых, обнародованный «Гринпис» растянулся в многостраничный документ.
Например:
— этот проект «европейского уровня» противоречит европейской же стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях (СОЗ), участницей которой является и Россия. Согласно конвенции СОЗ должны «удаляться таким образом, чтобы содержащиеся в них стойкие органические загрязнители уничтожались или необратимо преобразовывались и не проявляли свойств стойких органических загрязнителей или удалялись иным экологически безопасным образом в том случае, если уничтожение или необратимое преобразование не являются экологически предпочтительным вариантом» (Статья 6, (d) (ii)). Выбранная технология уничтожения СОЗ должна: предупредить образование полихлорированных диоксинов, фуранов и других непреднамеренных СОЗ, предупредить выбросы диоксинов/фуранов и других непреднамеренных СОЗ, не образовывать отходы, содержащие СОЗ. Что категорически противоречит проекту, сжигание СОЗ в барабанных печах неизбежно приведет к огромным выбросам диоксинов, фуранов и соединений тяжелых металлов, способных загрязнять в своих химических рекомбинациях окружающую среду, оказывая мутагенное воздействие на много километров от источника загрязнения. Между тем, в пределах пары километров от «Красного Бора» существуют пять населенных пунктов и множественные садоводства, в 16 и 17 км – жемчужины Балтики Павловск и Пушкин, в 30 км – мегаполис Санкт- Петербург.
— Материалы раздела ОВОС «не содержат никакой информации о воздействии проектируемого проекта на флору и фауну». Возможно, проектировщики давно не были в лесу и не знают, что любой природный объект – это тонкое равновесие, способное к самовосстановлению лишь до определенной степени? И что любое неравновесие в природе моментально, неизбежно и необратимо скажется на всех нас? Согласно тому же ОВОС из трубы проектируемого завода в воздух попадет 46 загрязняющих веществ, 11 из которых наивысшего класса опасности. И это после очистки! (Том 1. Раздел 6. Оценка уровня загрязнения атмосферного воздуха, лист 31-32)
— Если вчитаться в лист 45 проекта, становится и вовсе интересно. «Необходимость применения дополнительных методов очистки отходящих газов должна быть обоснована после пуска основной системы очистки дымовых газов при накоплении достаточной статистики контрольных анализов и подтверждения недопустимой частоты нарушения установленных законодательством требований» То есть, аварийные ситуации уже закладываются в проект. Но при этом возможная оценка их воздействия полностью игнорируется проектом. Очевидно, жителям близлежащих населенных пунктов предлагается побыть подопытными кроликами и рассказать потом о своих ощущениях.
И так далее, и тому подобное.
Совершенно непонятно, на что ушли 59 миллионов рублей и насколько нас еще собираются раскрутить иностранные умельцы с помощью нежелающего вникнуть в суть российского чиновника. И если фирма Poyry хотя бы предоставляет в проекте возможность использования материалов южнокорейской компании HALLA (хотя футеровка очень хорошего качества делается в 30 км от объекта, в городе Санкт-Петербург, например), то, что касается медицинских инсинераторов ATI MUELLER, уже давно ни для кого не секрет, что изготовление их ведется в Китае. Токсичными отходами – да по китайским материалам (указание на медицинские отходы в проекте отсутствует, значит – остаются особо опасные и токсичные).

 

 

КТО-500футеровка 01

 

 

Вот эту всю привычную круговерть (капиталы – из страны, вчерашние западные технологии – на голову россиянина) пора останавливать. В России сегодня есть и средства, и мощности, и технологии для решения весьма сложных задач и пришла пора доверять отечественному производителю.

 
Рахманов Юрий Алексеевич, доцент Кафедры безопасности жизнедеятельности и промышленной теплотехники ИТМО, консультант по вопросам инновационных технологий ЗАО «Безопасные Технологии»

Leave a Reply